Главная  ГОУ ВПО МГИУ  Исторический клуб  Библиотека  Новости  Контакты 

Консультации о поступлении
 
 
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
Рекомендуем:
 
 

Продолжение

      Увеличение поставок с "твердыми заданиями" означало возвращение к методам продразверстки. И результат был таким же: чтобы не быть зачисленными в кулаки, крестьяне, и в первую очередь "культурные хозяева", стали сокращать производство. Хлеба стало не хватать. С конца 1927 г. начался хлебозаготовительный кризис. В 1928 г. были снова введены кар­точки на продовольствие.
      На места была отправлена директива: взять хлеб у кресть­ян "бо что бы то ни стало". Если человек не выполнял поло­женное задание (а "твердые задания" были непосильными), он подлежал уголовному наказанию. Имущество осужденных кон­фисковывалось, причем четверть конфискованного отдавалась крестьянам-беднякам. 
      Поскольку такой вариант все же не дал нужного ко­личества товарного хлеба, а вызвал сокращение производства, было решено объединить крестьян в колхозы и взять хлеб у колхозов. А поскольку крестьяне сопротивлялись принудитель­ной коллективизации, она была объединена с раскулачивани­ем. Раскулачивание, особенно раскулачивание людей, которые кулаками не являлись, создавало атмосферу страха, позволяв­шую сломить сопротивление, разобщало крестьян, формируя группу "активистов", заинтересованных в раскулачивании со­седей и выступавших за образование колхозов. При этом ликви­дировались, отправлялись в Сибирь те крестьяне, которые луч­ше других умели вести хозяйство.
      Но почему у колхозов было легче взять хлеб, чем у еди­ноличников? Потому что колхоз действовал по государствен­ному плану, т. е. объем производства определялся уже не же­ланиями крестьян, а государственными заданиями. В Уставе сельскохозяйственной артели, который стал законом колхозной жизни, было сказано: "Артель ведет плановое хозяйство, точ­но соблюдая установленные правительством планы сель­скохозяйственного производства и точно исполняя планы сева, подъема паров, обработки почвы, уборки урожая и пр.". Не было уже разницы между государственным предприятием и колхозом, и мы не можем считать колхозы кооперативами.
     Централизованное планирование в сельском хозяйстве при­носило дополнительный вред, потому что местное земледелие во многом зависит от местных условий. Вырабатывая план сельскохозяйственных работ, государственные органы, конеч­но, не могли учесть этих особенностей.
      Для организации колхозного производства в деревню были направлены "25-тысячники" из числа наиболее преданных идеям партии городских рабочих и партийных работников. Не зная сельскохозяйственного производства, они обеспечивали твер­дость в проведении партийной "линии" и по причине своей некомпетентности наносили дополнительный ущерб.
     Объем сдачи продукции государству тоже определялся го­сударственным планом. Поскольку планы заготовок исходили из государственных потребностей и государственных планов сель­скохозяйственного производства, а не из реального урожая, то нередко оказывалось, что колхозы должны были сдать боль­ше продукции, чем производили. Чтобы выполнить план загото­вок, местные власти и "активисты" забирали не только про­дукцию колхозов, но и продовольствие, которое удавалось об­наружить у крестьян. Особенно значительными стали такие конфискации в 1932—1933 гг., когда для закупки промышлен­ного оборудования за границей потребовалось резко увеличить экспорт зерна. Годовой вывоз зерна вырос до 5 млн т. Это не так много, если учесть, что царская Россия перед войной вы­возила 9—10 млн т.Яо в условиях вызванного коллективизацией падения сельскохозяйственного производства результатом стала гибель миллионов людей от голода. По расчетам специа­листов, за период с 1926 по 1939 г. от раскулачивания и голода погибло до 6 млн крестьян.
      К началу коллективизации, т. е. в 1928 г., в стране было 25 тыс. тракторов. Это не так много. В том году тракторным инвентарем был обработан лишь 1% пашни. К концу первой пя­тилетки тракторами обрабатывалось 22% пашни, а к концу второй — 50—60%. Таким образом, только к началу войны трак­торы стали главной силой на полях. А в 1928 г. не хватало и более примитивной техники. Только у 1/3 колхозов имелись сеялки, жатки и молотилки. Преобладал ручной труд. А это значило, что материально-техническая база для крупного про­изводства не была еще создана.
{SITELINK-S253}Назад{/SITELINK}    {SITELINK-S255}Далее{/SITELINK}     {SITELINK-S6}Статьи{/SITELINK}    {SITELINK-S0}На главную{/SITELINK} 
 


Промышленность в годы пятилеток Промышленность в годы пятилеток  Промышленность в годы пятилеток  Промышленность в годы пятилеток  Коллективизация сельского хозяйства Продолжение Мобилизация и эвакуация промышленности Продолжение Развитие военного производства Сельское хозяйство, снабжение населения, финансы 

{LTS}

 

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
Новости  


Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 

Начинается набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в конференциях!
подробнее   >>>
 


все новости...

 
 
 
 
   
Партнеры: