Главная  ГОУ ВПО МГИУ  Исторический клуб  Библиотека  Новости  Контакты 

Консультации о поступлении
 
 
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
Рекомендуем:
 
 

К вопросу о рецепте спасения России

                                 Друзья, не надейтесь на чудо,
                                                            не верьте в заморский Сезам.
                                                            Нам плакать и плакать, покуда
                                                            Москва не поверит слезам.
                                                                          Булат Окуджава –
                                                                          Арсению Тарковскому
 Сегодня в нашем Отечестве много говорят об истоках затяжного кризиса во всех сферах его жизни, о том, что нас всех ждёт и о способах избавления общества от его духовных, политических и экономических недугов. Автор предлагаемой статьи высказал свою точку зрения на причины и методы лечения некоторых из них.
 Как известно, настоящее уходит своими корнями глубоко в про-шлое. В минувшем бытие нашего народа в избытке хватало и страданий, и лжи, и невинно пролитой крови, и слёз, и горьких раз-очарований, и несправедливости... Порой случались и "светлые день-ки", но, увы, куда как реже... Ну  п о ч е м у  у нас такая тяжкая доля и какое будущее нас ожидает?
 Вопрос этот актуален столько лет, сколько существует россий-ское государство, и суждений по данной проблеме высказано немало. Самых разных. Вот одно из них, принадлежащее глубокому мыслителю и талантливому публицисту Ивану Солоневичу, велико-лепно владевшего русским словом. Цитируем: "Проблема русской мо-нархии и Николая Второго, в частности, – это вовсе не проблема «реформы правления». Для России это есть вопрос о «быть или не быть». Ибо это есть вопрос морального порядка, а всё то своё, что Россия давала или пы-талась дать миру и самой себе, – всё то, на чём реально строилась наша ис-тория и наша национальная личность, было основано не на принципе на-силия и не на принципе выгоды, а на чисто моральных исходных точках. Отказ от них – это отказ от самого себя. Отказ от монархии есть отказ от тысячи лет нашей истории".
 И далее: "Если рассматривать вещи с точки зрения, допустим, А.Ф. Керенского, то эта тысяча лет была сплошной ошибкой. Сплошным наси-лием над «волей народа русского», выраженной в философии Лейбница, Руссо, Сен-Симона, Фурье, Гегеля, Канта, Шеллинга, Ницше, Маркса и бог знает кого ещё. Разумеется, всякий Лейбниц (как и все перечисленные лица  н и к о г д а  не бывавший в России – Е.С.) понимал «волю рус-ского народа» лучше, чем понимал это сам русский народ. Если мы станем на такую точку зрения, то тогда нужно поставить крест не только надо всем прошлым, но также и надо всем будущим России: если одиннадцать веков были сплошной ошибкой и сплошным насилием, то какой Лейбниц сможет гарантировать нам всем, родства не помнящим, что в двенадцатом веке бу-дет мало-мальски лучше – даже и в том невероятном случае, если рецепты Лейбница будут применены без конкуренции со стороны других рецептов, рождённых органами усидчивости других властителей дум...
 Русская история, при всей её огромности, в сущности, очень проста. И если мы будем рассматривать её не с философской, а с научной точки зрения – даже и отбрасывая в сторону какие бы то ни было «эмоции», то на протяжении одиннадцати веков мы можем установить такую связь явлений:
 Чем больше было «самодержавия», тем больше росла и крепла стра-на.
 Чем меньше было «самодержавия», тем стране было хуже. Ликвида-ция самодержавия всегда влекла за собою катастрофу. Вспомним самые элементарные вещи.
 Расцвет Киевской Руси закончился её почти феодальным «удельным» разделом, то есть ликвидацией самодержавной власти – Киевскую Русь кочевники (монголо-татары – Е.С.) смели с лица земли.
 После смерти Всеволода Большое Гнездо самодержавие никнет опять и Россия попадает под татарский разгром.
 Прекращение династии Грозного вызывает Смутное время.
 Период безвластных императриц организует дворянское крепостное право.
 Свержение Николая Второго вызывает рождение колхозного крепо-стного права.
 Итак: в течение одиннадцати веков лозунг «Долой самодержавие!» был реализован пять раз. И ни одного разу дело не обошлось без катастро-фы...
 Я очень боюсь, что русская интеллигенция этих уроков не извлекла. Между ней и действительностью висит этакий бумажный занавес, разри-сованный всякими небылицами. И всякая небылица кажется ей реально-стью. И всякая мода – законом природы.
 Около ста лет тому назад французский политический мыслитель То-квиль писал: «Нет худших врагов прогресса, чем те, кого я бы назвал «профессиональными прогрессистами», – люди, которые думают, что миру ничего больше не требуется, как радикальное проведение их специальных программ». Русская интеллигенция в своей решающей части вот и состояла из «профессиональных прогрессистов». И у каж-дого была «специальная программа», и каждый был убеждён в том, что миру ничего больше не требуется (выделено мною – Е.С.). На путях к реализации всех этих программ стояла традиция, в данном случае во-площённая в Царе. Русская профессиональная прогрессивная интеллиген-ция ненавидела Царя лютой ненавистью: это именно он был преградой на путях к невыразимому блаженству военных поселений, фаланстеров, ком-мун и колхозов... Верхи русской культуры к этой интеллигенции собствен-но никакого отношения не имели. От Пушкина до Толстого, от Ломоносова до Менделеева – эти верхи были религиозны, консервативны и монархичны ... эти верхи «политикой не занимались» – политика была в руках про-фессиональных прогрессистов, революционеров, нечаевых, савинковых, милюковых и азефов...
 С моей личной точки зрения, властителями дум были почти спло-шной сволочью – в буквальном смысле этого слова. Они в общем делали то же, что в эмиграции делали профессора Милюков и Одинец: звали мо-лодёжь на каторжные работы и сами пожинали гонорары. Молодёжь бро-сала бомбы ... и её «жертвы» властители дум записывали на свой текущий счёт. Никто из них повешен не был, и почти никто не попал даже и на ка-торгу. Что же касается ссылки, то она играла решительно ту же роль, как развод для киноартистки: реклама, тираж и гонорары". И т. д.1
 "Ну что же, – скажет читатель, – позиция Солоневича ясна и он имеет право на такую точку зрения. Действительно, государство незыблемо при сильной централизованной власти, но только как же эту идею пре-творить в жизнь?"
 Ответы на этот вопрос звучали (и ныне звучат!)  р а з н ы е. Так, 13 ноября 1915 года в доверительной беседе французского посла в России Мориса Палеолога со "старым князем В." о судьбе российской державы последний убеждённо сказал: "Наша последняя возможность спасения в реакции ... да, в реакции ... На Западе нас не знают. О царизме судят по сочинениям наших революционеров и наших романистов. Там не знают, что царизм есть сама Россия. Россию основали цари. И самые жестокие, самые безжалостные были лучшими. Без Ивана Грозного, без Петра Великого, без Николая I не было бы России...
 Русский народ самый покорный из всех, когда им сурово повелевают; но он неспособен управлять сам собою. Как только у него ослабляют узду, он впадает в анархию. Вся наша история доказывает это. Он нуждается в повелителе, в неограниченном повелителе: он идёт прямо только тогда, ко-гда он чувствует над своей головой железный кулак. Малейшая свобода его опьяняет. Вы не измените его природы: есть люди, которые бывают пьяны после того, как выпили один стакан вина. Может быть, это происходит у нас от долгого татарского владычества. Но это так. Нами никогда не будут управлять по английским методам... Нет, никогда парламентаризм не уко-ренится у нас.
 – Тогда что же... Кнут и Сибирь?"
 Мгновенье князь колебался, а затем "с грубым и резким смехом" произнёс "Кнут! Мы им обязаны татарам, и это лучшее, что они нам оста-вили... Что же касается Сибири, поверьте мне: не без причины Господь по-местил её у ворот России".2 Вот такое мнение.
 Николай II во время нахождения в Тобольске, куда его вместе с семьёй выслали по распоряжению Временного правительства, много размышлял о своей судьбе и "об истории российской"... В конечном итоге он пришёл к выводу, что "Россия процветала и будет процветать только при царях сильных и грозных". По его мнению, первым, кто со-вершил ошибку, был Александр I – "Он слишком много говорил о пре-образованиях... И каков результат? Восстание декабристов. Николай I пода-вил бунт, правил жёстко, грозен был в гневе своём. И что же? Россия при нём процветала. Александр II захотел облегчить судьбу мужика, провёл великую реформу. Каков результат? Страшная смерть от бомбы революцио-нера. Александр III реформ не любил, был суров. И как? Царствовал спо-койно, не зная смуты". И какой же конечный вывод сделал бывший российский император после долгих и мучительных размышлений? Цитируем: "Я повторил ошибку предков моих: даровал манифест о свобо-дах, Государственную Думу... Вот за что я расплачиваюсь, вот где причина... Аликс (жена Николая Второго – Е.С.) права: России нужен кнут".3 
 Есть и другие ответы на поставленный выше вопрос о её спа-сении от гибели. Читаем в одной из публикаций, вышедшей из печати вскоре после крушения самодержавия: "Надо устраивать всё по-новому, по лучшему. Но это удастся только при том условии, если все мы будем помнить о необходимости единения и взаимных уступок ... Но прежде всего надо освободить родную землю от вражеского нашествия".4 Вот такой совет. Думается, что вполне разумный.
 Ещё несколько мнений о способе решения названной проблемы. Когда 3 марта 1917 года Гучков и Шульгин вернулись из Пскова (куда они ездили как представители Госдумы предлагать Николаю II отречься от престола), после возвращения в Петроград Шульгину пришлось выступить прямо на вокзале перед специально построен-ными для этой цели солдатами. Вот что он им сказал: "... Мы... люди разные... разных званий, состояний... занятий... Офицеры и солдаты!... Дворяне и крестьяне! Инженеры и рабочие!... Богатые и бедные!... Сумеем ли мы всё забыть для того, чтобы у нас у всех есть единое... общее? А что у нас – общее?... Вы все это знаете... Это общее – родина... Россия... Её надо спасать... О ней думать... Идёт война... Враг стоит на фронте... Враг неумолимый... который раздавит нас!... Раздавит, если не будем все вме-сте... Если не будем едины... Как быть едиными? Только один путь... всем собраться вокруг... нового царя!... Всем оказать ему повиновение!... Он по-ведёт нас!... (все многоточия в цитате – В.В. Шульгина – Е.С.)".5 Вот такая рекомендация.
 На Государственном совещании, состоявшемся в Москве 12-15 августа 1917 года и созванном Временным правительством во главе с А.Ф. Керенским для выработки мер спасения России от грозящей ей военной и социально-политической катастрофы, 14 августа с краткой речью вступил представитель "Академической группы" профессор Гримм. Вот фрагмент его выступления: "Отечество на краю гибели; не только свобода, но и само бытие государства русского находится в смертельной опасности ... Настал момент, когда русскому правительству и обществу надо осознать сделанные ошибки и освободиться от них. Правительство должно стать властью единой и подлинно общенародной. Для него не должно быть любимцев и пасынков; оно не должно зависеть от безответственных влияний тех или других общественных элементов. Власть дол-жна быть сильной и твёрдой. Всеми силами она должна восстановить расшатанную военную и гражданскую дисциплину, воспи-тывать в народе чувство правды и законности, бороться со всякими явле-ниями захвата и произвола.
 Власть должна быть культурной и просвещённой ... Всей силой своей энергии она должна стать на защиту культуры и её вековых ценностей, внушать высокое уважение к ним и заботиться об интеллектуальном и мо-ральном просвещении народа ... русские граждане, с своей стороны, долж-ны забыть о своих частных, классовых, групповых или местных интересах и помнить сейчас только одно – великий интерес всего государства, всего народа. Не будем более растравлять взаимных обид. Не будем множить взаимного раздражения. Помня о своих правах, не будем забывать об обя-занностях. Возьмёмся бодро за труд. Возродим в нашей душе чувство за-конности, тягу к тому, что составляет истинную и великую сущность рус-ского народного духа..."6
Увы, этот мудрый совет остался благим пожеланием – на излёте октября того же года в жизни страны произошёл очередной крутой поворот... Вот что сказал о его сути и о последующей судьбе Российской Державы её известный поэт Булат Окуджава:
Кухарку приставили как-то к рулю.
Она ухватилась, паскуда.
И толпы забегали по кораблю,
Надеясь на скорое чудо.
Кухарка, конечно, не знала о том,
Что с нами в грядущем случится.
Она и читать-то умела с трудом,
Ей некогда было учиться.
Кухарка схоронена возле Кремля.
В отставке кухаркины дети.
Кухаркины внуки снуют у руля:
И мы не случайно в ответе.7
 Вот такие суждения. Не бесспорные, конечно, но, согласимся, располагающее к глубоким размышлениям о прошлом, настоящем и будущем нашего многострадального Отечества.
 А теперь процитируем нашего гениального Л.Н. Толстого, 14 ян-варя 1907 года записавшего в своём дневнике: "Да спасать надо не Россию, а то, что в миллион миллионов раз дороже воображаемого существа России – свою душу".8 И, словно развивая эту мысль, писа-тель отметил в "Обращении к русским людям, к правительству, революци-онерам и народу", написанном в период Первой русской революции: "Для того же, чтобы люди становились лучше, надо, чтобы они всё больше и больше обращали внимания на себя, на свою внутреннюю жизнь. Внешняя общественная деятельность, в особенности общественная борьба, всегда отвлекает внимание людей от внутренней жизни и потому, всегда неизбежно развращая людей, понижает уровень общественной нравствен-ности, как это происходило везде и как мы это в поразительной степени видим теперь в России. Понижение же уровня общественной нравст-венности делает то, что самые безнравственные части общества всё больше и больше выступают наверх, и устанавливается безнравствен-ное общественное мнение, разрешающее и даже одобряющее преступ-ления, грабежи, разврат, и даже убийства (выделено мною – Е.С.) ... Те сложные и трудные обстоятельства, среди которых мы живём теперь в России, требуют от вас именно теперь не статей в газеты, не речей в соб-раниях, не хождений по улицам с револьверами ..., а открытого, строгого отношения к себе, к своей жизни, которая одна в нашей власти и улучше-ние которой одно может улучшить общее состояние людей".9 Иными сло-вами, подлинной гарантией спасения нашего Отечества является душевная чистота   к а ж д о г о   из нас, к чему и следует неустанно стремиться...
 Разумеется, найдутся читатели, которым эта рекомендация по-кажется сверхнаивным бредом. Что ж, их понять нетрудно. В наше лихое время крайне сложно быть элементарно порядочным, когда круглосуточно под аккомпанемент лишь зарубежных мелодий мно-гочисленные теле и радио передачи (развлекательные – прежде всего!), а также "жёлтая пресса" и т. н. "бульварная литература", в прямой или в завуалированной форме старательно внедряют в сознание рос-сиян (молодых – в первую очередь!) праздность, меркантилизм, жестокость, махровый эгоизм, распутство, цинизм, слепое преклонение перед всем западным, а такие понятия как благород-ство, патриотизм, трудолюбие, уважение к ближнему, скромность, отзывчивость и доброта усилиями этих СМИ и литераторов буль-варного пошиба зачислены в разряд замшелых пережитков... 
 Ну и какова же конечная цель этой массированной кампании по дебилизации россиян? Ответ прост как глоток воды: ликвидация на-шего государства. Вспомним: Западная Римская империи пала не то-лько от "кризиса рабовладельческого способа производства" и набегов "варваров", но – далеко не в последней степени – и от разложения нравов подавляющей части её населения... Читаем в книге Аммиана Марцеллина "История" о причинах крушения Древнего Рима:
 "... 15. А людей образованных и серьёзных избегают как скучных и бесполезных: даже прежде немногие дома, прежде славных своим серьез-ным вниманием к наукам, погружены в забавы позорной праздности и в них раздаются песни и громкий звон струн. Вместо философа приглашают певца, а вместо ритора – мастера потешных дел. Библиотеки заперты на-вечно, как гробницы, и сооружаются гидравлические ораны, огромные ли-ры величиной с телегу, флейты и всякие громоздкие орудия актёрского снаряжения...
 19. Дошли, наконец, до такого позора, что, когда не так давно из-за опасности недостатка продовольствия принимались меры для быстрой вы-сылки из города чужестранцев. Представители знания и науки, хотя число их было весьма незначительно, были немедленно изгнаны без всяких по-слаблений, но оставлены были прислужники мимических актрис и те, кто выдали себя за таковых на время; остались также три тысячи танцовщиц со своими музыкантами и таким же числом хормейстеров.
 20. И в самом деле, куда ни кинешь взор, повсюду увидишь немало женщин с завитыми волосами в таком возрасте, что если бы они вышли замуж, то могли бы по своим годам быть матерями троих детей, а они до отвращения скользят ногами на подмостках в разнообразных фигурах, изображая бесчисленное множество сцен, которые сочинены в театральных пьесах...
 25. Что же касается людей низкого происхождения и бедняков, то од-ни проводят ночи в харчевнях, другие укрываются за завесами театров, ко-торые впервые ввёл Кагул в своё эдильство в подражание распущенным нравам. Компании режутся в кости, втягивая с противным шумом воздух, с треском выпуская его через ноздри, или же – и это самое любимое занятие – с восхода солнца и до вечера, в хорошую погоду и в дождь обсуждают мелкие достоинства и недостатки коней и возниц ... При таком образе жиз-ни Рима там не может происходить ничего достойного и важного"10 и т. д. Не правда ли, после чтения этих строк появляется ощущение чего-то хорошо знакомого, уже где-то виденного и слышанного... Если не сказать ярче.
 Здесь читатель наверняка спросит: "И что же нас всех ждёт?" Есть такой прогноз: завершение процесса вымирания нашего народа; размещение на освобождённой от него территории экологически вредных производств; активная разработка иноземцами природных богатств канувшего в небытие российского государства... Кстати, нес-колько лет назад Мадлен Олбрайт (бывшая госсекретарь правитель-ства США) в одном из своих выступлений без тени смущения выска-зала недовольство тем, что полезными ископаемыми Сибири владеет только Россия... Нужны ли здесь разъяснения?
 Так погибнет ли наше Отечество? В 1919 году великий поэт России Максимилиан Волошин написал такие стихи:
Не нам ли суждено изжить
Последние судьбы Европы,
Чтобы собой предотвратить
Её погибельные тропы.
Пусть бунт наш – бред,
Пусть дом наш – пуст,                       
Пусть боль от наших ран – не наша.
Но да минет эта чаша
Чужих страданий наших уст!
И если встали между нами
Все гневы будущих имён –
Мы всё же грезим русский сон
Под чуждыми нам именами.
Тончайшей изо всех зараз, –
Мечтой врачует мир Россия, –
Ты, погибавшая не раз
И воскресавшая стихия! 11
 "И как это понимать?" – прозвучит вопрос... Французский историк, богослов, философ, учёный-лингвист, писатель, один из "40 бес-смертных" французской Академии Жозеф Эрнест Ренан (1823 - 1892) как-то сказал: "... Народы должны делать выбор между продолжительным, спокойным, бесславным существованием того, кто живёт для одного себя, и бурной, полной смут судьбиной того, кто живёт для человечества". К примеру, последние десять поколений швейцарцев в основном наживали добро, варили сыры и хранили чужие сокровища, каковыми делами их потомки занимаются и сегодня. Потому  их  жизнь размеренна, покойна и эгоцентрична. Великороссы – от Дежнёва до Гагарина – во всех поколениях без изъятия испытывали судьбу, не-мало от неё натерпелись, но так и не научились жить на мещанский, западный лад. Смысл своего бытия они видели не в земном, а не-бесном Граде. Так уж повелось у нас на Святой Руси. Изначально. Скажем это без всякого уничижения и т. н. "квасного патриотизма".
 Разъясняя великому русскому писателю А.И. Тургеневу приз-вание России её страстный патриот, блестящий мыслитель и беспо-щадный критик Пётр Яковлевич Чаадаев отметил: "Провидение создало нас слишком великими, чтобы быть эгоистами ... оно поставило нас вне интересов национальностей и поручило нам интересы человечества".12 А теперь вновь процитируем мудрого Жозефа Эрнеста Ренана: "Всякая страна, которая мечтает о Царстве Божьем, которая живёт для общих идей, преследует идею, которая представляет всемирный интерес, тем самым приносит в жертву свою частную судьбу, умаляет и даже уничтожает свою роль земного отечества".13 "Так что, – спросит иной читатель, – наша гибель всё же неотвратима?"
 В своё время Великий провидец земли русской Серафим Са-ровский (1754 - 1833) предсказал: "Господь помилует Россию и приведёт её путём страданий к великой славе..."14 Как известно, многие про-рочества Святого старца уже сбылись. Сбудется и это. Только не надо, что называется, сидеть и ждать у моря погоды. Добро должно быть активным...   
ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ
1. И.Л. Солоневич. Великая фальшивка февраля. – М., 2007. С. 286 - 290.
 31 июля 1905 года Л.Н. Толстой записал в своём дневнике: "Интеллигенция внесла в жизнь народа в сто раз больше зла, чем добра". [См.: Лев Толстой. Полн. собр. соч. в 90 т. Репринт-ное воспроизведение издания 1928 - 1958 гг. – М., 1992. Т. 55. С. 153.]
2. Морис Палеолог. Царская Россия во время мировой войны. – М., 1991. С. 225.
3. Михаил Шатров, Владлен Логинов. Февраль. Роман-хроника в документах и письмах. – М., 1989. С. 238 - 239.
4. В.В. Португалов. Царствование Последнего Романова. – Петроград, 1917. С. 32.
5. В.В. Шульгин. Дни / Февральская революция. Сборник мемуаров. Составил С.А. Алексеев. С предисл. и примеч. А.И. Усагина. Изд. 2-е. – Москва-Ленинград, 1926. С. 147.
6. Государственное совещание. С предисл. Я.А. Яковлева. – Москва-Ленинград, 1930. С. 96 - 97.
7. Б.Ш. Окуджава. Арбатский дворик. Лирика, проза. – М., 2006. С. 227 - 228.
8. Л.Н. Толстой. Дневники. 14 января 1907 г. / Л.Н. Толстой. Полн. собр. соч. в 90 т. Под общей ред. В.Г. Черткова. Серия вторая. – М., 1937. Т. 56. С. 5.
 Немногие из читателей знают о том, что широко известный и ныне "молитвенник Земли Русской", скончавшийся  в 1908 году в возрасте 79 лет настоятель кронштадтского Андреевского собора Иоанн Сергиев ("Кронштадтский"), в своё время разделил русское общество на два лагеря по признаку отношения к Толстому, который в глазах этого православного проповедника был "явным предтечею антихриста". [См.: Николай Тальберг. Очерки истории Императорской России от Николая I до Царя-Мученика. (Об-щество, политика, философия, культура). – М., 1995. С. 238.; Русское православие: вехи ис-тории. Науч. ред. А.И. Клебанов. – М., 1989. С. 433 - 434.]
 А вот  к а к  охарактеризовал Л.Н. Толстого Великий князь Николай Михайлович Ро-манов, неоднократно с ним беседовавший: "... Особенно вас поражают его светло-голубые глаза с весьма проницательным взглядом, который вас пронизывает и как бы хочет проникнуть в са-мую душу, а так как глаза помещаются глубоко, а скулы очень выдвинуты, то впечатление делается ещё сильнее. Выражение глаз доброе, с оттенком грусти, но умное, сосредоточенное, показывающее характер и силу воли, – вовсе нет блуждающего взгляда, как многие рассказывают, ни беспокойства в обращении, а всё величаво, просто и достойно..." И на другой странице: "В заключение скажу одно. Л.Н. Толстой как писатель – одна личность, а как человек – другая". [См.: Гибель монархии / Великий князь Николай Михайлович. М.В. Родзянко. Великий князь Андрей Владимирович. А.Д. Протопопов. – М., 2000. С. 11, 15.]
   Воистину, сколько людей, столько и мнений! Даже, казалось бы, о незыблемых авто-ритетах...
9. Л.Н. Толстой. Обращение к русским людям, к правительству, революционерам и народу / Л.Н. Толстой. Полн. собр. соч. в 90 т. Под общ. ред. В.Г. Черткова. Серия первая. Произве-дения. – Москва-Ленинград, 1936. Т. 36. С. 308 - 309.
10. Аммеан Марцеллин. История. – СПб., 1994. Гл. XIV: 6, 15, 18.
 "Эдильство" – от "эдил". В Древнем Риме – выборное должностное лицо, наблюдаю-щее за общественными зданиями и храмами, за снабжением города продовольствием, за общественным порядком и т. д.
11. Максимилиан Волошин. Русская революция / Максимилиан Волошин. Избранное. Стихотворения. Воспоминания. Переписка. – Минск, 1993. С. 125 -126.
12. Цитируется по: Начало гражданского раскрепощения / Наше отечество. Опыт политической истории. Авторский коллектив: Кулешов С.В., Волобуев О.В., Пивовар Е.И. и др. В 2-х т. – М., 1991. Т. 1. С. 98.
13. Эрнест Ренан. Собрание сочинений. В 12 т. С портретом автора и очерком его жизни и деятельности. Пер. с франц. Под ред. В.Н. Михайлова. – Киев, 1902. Т. 1. С. 3-14.; Вла-димир Попов. Лето красное олигархов, или Полным-полно "социалистов" // "Отечест-венные записки". Приложение к газете "Советская Россия". 2007. 10 июля. Выпуск № 137. С. 7.
14. Елена Филякова, Виктор Меньшов. Русские провидцы и предсказатели. – М., 2007. С. 144.

          Сведения об авторе:     Евгений Александрович Сикорский.
                                                      Доктор исторических наук, профессор.
                                                   Смоленский государственный университет



Окончание К вопросу об общественной позиции российской  Продолжение Продолжение Окончание § 2. Первые преобразования Советской власти. § 3. Апогей вооруженного противостояния § 4. Культурная и церковная политика Советской власти.  Глава II. ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ СССР В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. 1921-1928. § 1. Переход к нэпу, первые этапы его осуществления. § 2. Образование и конституционное оформление СССР. 

{LTS}

 

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
Новости  


Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 

Начинается набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в конференциях!
подробнее   >>>
 


все новости...

 
 
 
 
   
Партнеры: