Главная  ГОУ ВПО МГИУ  Исторический клуб  Библиотека  Новости  Контакты 

Консультации о поступлении
 
 
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
Рекомендуем:
 
 

Вопрос о вводе российских войск в Южную Осетию 7 августа и тезис об оборонительной войне Грузии

По версии Саакашвили, высказанной после окончания войны, начало военных действий было реакцией на южноосетинские провокации и непосредственную угрозу российского нападения. Грузия якобы имела надежную информацию, полученную в результате перехвата телефонного разговора, о том, что утром 7 августа «русские уже прошли через Рокский тоннель», и потому вторглась в Южную Осетию.

Среди основных аргументов, выдвигаемых против версии о том, что причиной начала боевых действий Грузии являлось «российское военное вторжение 7 августа» — отсутствие соответствующих заявлений грузинских властей во время войны. Так, 12 октября 2008 года французская газета Le Monde, комментируя утверждения грузинской стороны о том, что артобстрел и нападение на Цхинвал произошло после того, как «сотни российских танков уже прошли по Рокскому туннелю, связывающему Южную Осетию с Россией, чтобы начать вторжение», отмечала: «Эта точка зрения проблематична потому, что противоречит всем заявлениям, которые грузинская сторона делала во время событий». Газета писала, что до 8 августа никто публично не говорил о российских танках и приводила слова посла Франции в Грузии Эрика Фурнье: «Грузины не звонили своим европейским союзникам со словами: русские нас атакуют». «Независимая газета» писала: «Что делает, что говорит руководитель страны, на территорию которой вторглись войска другого государства? Наверное, объявляет всеобщую мобилизацию. Произносит в телеэфире что-то вроде „Граждане, отечество в опасности. Сегодня, без объявления войны, вероломный враг…“ и так далее.»  При этом отмечается, что целью своих действий грузинские власти называли «восстановление конституционного порядка в Южной Осетии», утром 8 августа призывали Россию вмешаться в грузино-осетинский конфликт в качестве «настоящего миротворца», а всеобщую мобилизацию объявили только днём 8 августа, когда российские ВВС уже бомбили грузинские военные объекты.

Другим аргументом, выдвигаемым против этой версии, является отсутствие подтверждений из независимых источников утверждения о вводе российских войск 7 августа.

Также отмечаются доклады наблюдателей ОБСЕ, находившихся перед началом войны в зоне грузино-осетинского конфликта. Так, американская газета The Boston Globe в ноябре 2008 года писала об этих докладах:

Эти наблюдатели, которые находились на территории самопровозглашённой Южной Осетии в ночь с 7 на 8 августа, сообщают, что они видели, как грузинская артиллерия и ракетные установки стягивались к границе Южной Осетии в 3 часа дня 7 августа, задолго до того, как первая российская колонна вошла на территорию анклава. Они также засвидетельствовали ничем не спровоцированный обстрел столицы Южной Осетии Цхинвали вечером того дня. Снаряды падали на жителей, прятавшихся в своих домах. А наблюдатели не слышали ничего, что подтверждало бы заявление Саакашвили о том, что грузинский артобстрел Цхинвали был ответом на обстрел грузинских сёл. Нет причин сомневаться в компетентности или честности наблюдателей ОБСЕ. Неизбежный вывод таков, что Саакашвили начал эту войну и лгал о ней.

Отмечается характер боевых действий грузинской армии в начальный период войны. 20 декабря 2008 года британская телекомпания Би-Би-Си привела мнение бывшего министра обороны Грузии Георгия Каркарашвили: «По мнению экс-министра, утверждениям грузинских военных о том, что грузинская армия вела на территории Южной Осетии лишь оборонительные действия, явно противоречит хоть и краткосрочное, но закрепление в Цхинвали центральной группировки войск. И это в то время, когда она, по логике, должна была быть сосредоточенной на направлении Рокского тоннеля, откуда, как утверждала грузинская сторона, продолжала продвигаться живая сила и техника российской армии». «Независимая газета» писала: «Если на Грузию через Рокский тоннель двигались российские войска, бомбить Цхинвал было бессмысленно. Бомбить следовало Джаву и Транскам. Высаживать десант у тоннеля».

Также отмечается, что не Грузия, якобы подвергшаяся нападению, а Россия через несколько часов после начала активных боевых действий потребовала экстренно собрать Совбез ООН для рассмотрения вопроса о последних событиях в Южной Осетии.

По информации немецкого журнала Spiegel, к утру 7 августа грузинская сторона сосредоточила на границе с Южной Осетией около 12 тыс. человек и 75 танков возле Гори. Журнал писал, что по данным западных разведслужб «российская армия начала огонь не ранее 7:30 утра 8 августа», «российские войска начали свой марш из Северной Осетии через Рокский тоннель не ранее 11 часов утра. Такая последовательность событий говорит о том, что Москва не проводила агрессию, а просто действовала в ответ».

По словам полковника генерального штаба Германии Вольфганга Рихтера, находившегося в тот период в Тбилиси, «грузины в определённой мере „лгали“ о передвижениях войск». Как заявил Рихтер, он не смог найти доказательств заявлений Саакашвили о том, что «русские выдвинулись в Рокский тоннель ещё до того, как Тбилиси отдал приказ наступать».



15 августа 16 августа Террористические акты, обстрелы и покушения после заключения перемирия Цель России в войне Роль США Потери сторон и жертвы войны Южная Осетия Россия  Грузия Пострадавшие среди журналистов 

{LTS}

 

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

 
Новости  


Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 

Начинается набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в конференциях!
подробнее   >>>
 


все новости...

 
 
 
 
   
Партнеры: